Формы профессионального образования в народных художественных промыслах России

Агапова Ия Эдуардовна

Зам. директора по социально-воспитательной работе, Институт традиционного прикладного искусства, г. Москва
 

Аннотация: 
В статье представлены формы профессионального образования в народных художественных промыслах России, исследовано современное состояние обучения, выдвинуты принципиальные идеи модернизации образования в традиционном декоративно-прикладном искусстве.

Исторически сложились три основные формы профессионального обучения в народном искусстве: семейное, ученичество у мастера и организованное обучение в учебных заведениях, появившихся с конца 18 века. В семейном обучении с детства формировался интерес к будущей профессии. Элементарные знания, профессиональные умения и закрепляемые навыки мастерства передавались от родителей детям, что уже с малых лет вводило ребёнка в пространство продуктивной деятельности, приобщало к семейным традициям, давало ощущение общности, причастности к миру взрослых и формировало интерес к будущей профессии. Это наглядно видно из рассказов богородских художников резьбы по дереву. А.Я. Чушкин писал, что дети всегда учились от своих родителей лет с четырёх, а к семи уже выполняли сами себе игрушки, при этом соревнуясь с братьями и соседскими мальчишками. Это подтверждает В.А. Кирьянов-Вельский, отмечая, что родители с целью заинтересовать ребёнка выполнением резьбы поощряли детский труд, говоря ему серьёзно: «Готовь, готовь, Огневский всё примет», и старающиеся дети , полагали, что речь идёт о скупщике Огневском, хотя на самом деле детские неумелые поделки шли в печку – к «Огневскому». При этом, что очень важно, детские поделки никогда не сжигались на глазах у ребёнка. И. Ф. Балаев вспоминал, что отец его брал с собой сдавать продукцию в артель, предварительно договорившись, чтобы детскую продукцию также взяли, «о чём я понял много позже, даже деньги платили как заработанные, а мы сразу с отцом шли пряники покупать. А потом ещё больше хотелось работать…». Такие нормы народной педагогики, которым следовали родители – давали свои результаты. Взрослые строго соблюдали последовательность в работе с детьми, превращая её в своеобразный трудовой ритуал, в закон мастерства, передаваемый из поколения в поколение. Известны многие талантливые семьи мастеров, где интерес ребёнка воспитывался собственным примером родителей: косторезов Гурьевых, Шубиных, Шашениных; богородской резьбы – Чушкиных, Устратовых, Шишовых, Рыжовых, Потаповых, Морозовых; хохломской росписи – Красильниковых, Тюкаловых, Подоговых и др. Вторая форма профессионального обучения в народном искусстве – ученичество, подсаживание к мастеру и обучение художественным приёмам. Здесь реализовывался традиционный способ наглядного обучения, который осуществлялся в процессе труда, обучающийся выполнял менее ответственную часть работы. Учебные заведения традиционного прикладного искусства начали появляться в России с конца 18 века. С целью изучения условий формирования профессиональных качеств будущих художников, традиционного прикладного искусства была проанализирована деятельность двадцати региональных профессиональных учебных заведений народных художественных промыслов, более чем вековой опыт обучения и воспитания в которых явился основой развития самого народного прикладного искусства. Анализ архивных документов показал, что уже в дореволюционное время начали складываться
некоторые тенденции к зарождению специальных школ, обучающих по отдельным видам народных художественных промыслов, полностью зависящим от конечной цели – будущей профессии. Среди них особый интерес представляет «Школа народного искусства», основанная императрицей Александрой Федоровной в начале двадцатого века. Обучение в школе велось в течение трёх лет на основе учебных планов и программ, по специальностям: художественная вышивка и художественное ткачество. Предпочтение отдавалось лицам, ранее знакомыми с данными художественными промыслами. Немаловажным являлось то, что учебный процесс в «Школе народного искусства» был нацелен на высококачественное мастерство, этому способствовали введённые в учебный план общехудожественные дисциплины (рисунок, акварель, композиция), максимально приближенные по содержанию к будущей профессии. С целью интеллектуального развития учениц в школе проводились обязательные занятия по народоведению, истории русского искусства, русской литературе, отечествоведению и т. д. Осуществлялись и дополнительные вечерние беседы по истории музыки, русского народного творчества (былины, сказания, легенды), истории русского театра, в том числе и русской драматургии, а также текущим политическим событиям. Такой подбор учебных дисциплин был важен, так как ученицы имели различную базовую подготовку (от домашнего образования до церковно-приходских школ) и представляли различные слои населения (от крестьянок до дворянок из различных губерний России). Как показал анализ отчётов «Школы народного искусства» за 1913 и 1914 годы обзорного предмета по народным художественным промыслам в школе не существовало. Однако в учебном процессе были такие дисциплины как «Народоведение», «История орнамента как отражение верований и быта народов», «История русского искусства», содержание которых по совокупности давало представление об истории народного искусства, о некоторых современных для того времени направлениях и видах традиционного прикладного искусства России. Но разбитые по разным дисциплинам знания не давали целостного представления о народной культуре России. Школа «Народного искусства», будучи под покровительством императрицы, по уровню подготовки была несравнима с периферийными школами и учебными мастерскими, являлась ведущим центром в области подготовки кадров и для самих провинциальных школ и учебных заведений. Поэтому только на основании деятельности этого учебного заведения нельзя сделать вывод о состоянии профессионального образования в народных художественных промыслах в дореволюционный период в целом по России. К числу учебных заведений народных художественных промыслов относилась Торжокская школа золотого шитья, которая выделялась содержанием обучения, в том числе и такого предмета как народное искусство. Учебная программа этой дисциплины носит эмпирический характер, повествовательную форму, но отражает практически все виды народного прикладного искусства. Известны также Рязанская и Кукарская школы мастерские по кружевоплетению, Вологодская школа народных художественных промыслов, Холмогорская школа художественной резьбы по кости, Семеновская школа токарно-столярного производства, Песочинская учебно-показательная мастерская по ткачеству, Льговская учебно-показательная мастерской по лозоплетению, Подлесновская учебно-показательная мастерская по ткачеству, вышиванию и соломоплетению и ряда других известных образовательных учреждений того периода. Выяснить состояние содержания обучения в них в период с конца девятнадцатого и до десятых годов двадцатого века не представилось возможным, поскольку вся информация о них, связана лишь с выставочной деятельностью этих профессиональных школ и в основном отражена в материалах Всероссийской кустарной выставки, проходившей в Петрограде в 1913 году.
В Вятской губернии на средства В.Л. Граве была открыта вышивальная школа, вышиванием занималось крестьянское женское население Нижегородской губернии (около 2000 женщин). Продукция вышивальной школы отличается неорганизованностью, небрежностью, хотя в большом количестве сбывалась на Нижегородских ярмарках и расходилась по России. В этом учебном заведении всё обучение было сведено только к практической подготовке вышивальщиц. В Киевской губернии развитие кустарного вышивального промысла на местах многим обязано Киевскому кустарному обществу, состоявшему, как и Школа народного искусства, под покровительством Императрицы Александры Федоровны. Руководительницы кустарных пунктов поставили себе целью усовершенствовать художественную и техническую сторону крестьянской вышивки. Для чего особенно глубоко изучалась история художественной вышивки как одного из наиболее распространённых направлений народного прикладного искусства. Школы кружевных изделий – Борисовская, Екатерининская, Андреевская были основаны Е.Н. Половцевой в Скопинском уезде Рязанской губернии между 1895 и 1909 гг. Технические указания мастерицы получают непосредственно от учителей школ, а художественные указания всегда исходили от попечительницы Е.Н. Половцевой, обучавшейся ранее в Центральном училище рисования барона Штиглица, где изучалось народное искусство, его история и направления деятельности. Для учениц школы кружевных изделий были введены отдельные теоретические предметы, в том числе и курс «Русское народное искусство». Качество обучения было достаточно высокое, о чём говорит уровень спроса на их кружевные изделия, сбыт которых главным образом, осуществлялся за границей, это были Голландия, Америка, Германия Обучение ювелирным промыслам во многих регионах было на уровне высококвалифицированного ремесленничества, но теоретических предметов, кроме краткого курса материаловедения в учебной программе фактически не было. Примером могут служить промыслы Красносельско-Сидоровского района и др. Кроме старинного центра ювелирного промысла, находившегося в Казанской губернии – не единственном месте, где работали ювелиры, «ювелирных гнёзд тут наберется еще не менее десятка, но во всех прочих – население татарское и только в Рыбной Слободе – русское». Из всех этих мест избрана была Рыбная Слобода, чтобы «насадить» ювелирное производство путем учреждения школы. Казанское Губернское Земство устроило здесь Ювелирно-художественно-ремесленную учебную мастерскую, которая производила изделия, при 30 учениках на сумму 750 р. и сбывала их в склад Губернского Земства в Казани. Искусство учеников школы и по стилю, и по выбору тем («парные подсвечники, записные книжки, подстаканники, кольца для салфеток, разрезальные ножи для книг, рамки для фотографических портретов и т. п.») рассчитывалось не на простонародье, а на покупателей из зажиточного класса и, видимо, поэтому здесь было особое отношение к содержанию обучения. Были введены такие предметы как «История ювелирного дела» и «Народное искусство». Такого новаторского движения в прочих ювелирных районах, судя по сущности обучения, и присланным на выставку изделиям, не наблюдалось. Поскольку было невозможно и бессмысленно дифференцировать непосредственный центр народного искусства и обучение мастеров для этого центра, то первая попытка насаждения, например, правильного производства соломенных изделий, в целях доставления местному населению обеспеченного заработка, была произведена в 1886 году графиней П.С. Уваровой в Можайском уезде Московской губернии. При содействии швейцарцев Гепплера и Мейера, дело было основательно налажено, так как для подготовки материала, т.е. соломы и обучения плетению были выписаны из Швейцарии мастер и мастерица, а также необходимые орудия работы. Но промысел этот не смог выдержать серьёзной
конкуренции с привозными плетенками из заграницы, вследствие низкой пошлины на соломенные изделия, и в 1901–1902 гг. «совершенно заглох». Однако в мае 1911 года была открыта школа в селе Оситняжке, благодаря жене земского врача, М.Г. Припутенко, которая была приглашена «в заведывающие», а главное руководительство» решено было поручить С.А. Давыдовой известнейшему автору трудов по русскому кружевоплетению. Ее пособие и сегодня является единственным учебно-методическим материалом в этой области. С.А. Давыдова уже ранее занималась изучением соломоплетения Московской и Самарской областей. Школа обогатилась подбором самых разнообразных изделий из соломы, в том числе соломенных модных шляп, для чего были введены новые дисциплины, в том числе, «История моды на головные уборы» и «История искусства России». Образование в области народных художественных промыслов в советский период, особенно во второй половине двадцатого века, носит уже организованный характер, а учебные заведения имеют конкретные учебные планы с определённым наименованием учебных дисциплин, среди них: живопись, рисунок, композиция, технический рисунок и др. До восьмидесятых годов двадцатого века это были профессионально- технические школы, где обучали мастеров-исполнителей и средние специальные учебные заведения по подготовке художников-мастеров, которые располагались как непосредственно в местах бытования народных художественных промыслов, так и в крупных городах России. В 20–30-е годы ХХ века начали возникать профессионально-технические школы, средние специальные учебные заведения по подготовке мастеров традиционного прикладного искусства. Профессионально-технические школы народных художественных промыслов, как правило, закреплялись за предприятиями соответствующего профиля. На этих предприятиях проходили все виды практики, в них же направлялись выпускники учебного заведения. Это было очень важным моментом профориентационной работы с обучающимися. В результате глубокого и полного ознакомления со спецификой предприятия ещё в период обучения выпускники владели вопросами истории и содержания конкретного вида народного искусства, которому обучались. К числу таких профессионально-технических школ в это время относились: Богородская по художественной резьбе по дереву, Дербентская по ковроткачеству, Ломоносовская по художественной резьбе по кости, Московская школа художественных ремесел, Мстёрская художественная профтехшкола имени художника Ф.А. Модорова (лаковая миниатюрная живопись), Семеновская по художественной росписи по дереву, Торжокская по художественной вышивке, Федоскинская лаковой миниатюрной живописи, Холуйская по лаковой миниатюрной живописи. Исследование архивных учебных планов и учебных программ показало, что такой предмет как «Народные художественные промыслы» преподавался только в половине из числа этих учебных заведений, а там где преподавался, учебная программа фактически отражала только тот вид народного искусства, который являлся основным для данного учебного заведения. Преподаватели, обучавшие в названных школах, имели образование только на уровне той профессионально-технической школы, в которой вели учебную деятельность и не обладали достаточным уровнем профессионально-педагогической подготовки, которая была необходима для анализа собственной педагогической деятельности. Этот факт отразился на уровне учебных программ. Учебные программы, составлявшиеся самими преподавателями, владевшими только спецификой того промысла, которому обучали, не отвечали в большинстве своём, возрастающим задачам обучения и воспитания, в которых важным компонентом входило воспитание целостного представления о традиционном прикладном искусстве России. Исключение составляла Московская школа художественных ремёсел, где учебная программа по
предмету «Народные художественные промыслы» впервые отражала все виды народных художественных промыслов на паритетных основах. Общеизвестно, что профориентационная работа не заканчивалась с поступлением учащегося в профессионально-техническую школу, а только начиналась на базе учебного заведения с формирования первичного интереса к профессии мастера-исполнителя. Важность здесь представляла помощь преподавателей, мастеров производственного обучения в установлении связи между познавательными интересами учащихся и содержанием их будущей профессии. К числу предметов, активизирующих познавательный и поисково-творческий интерес студентов, относятся все общехудожественные дисциплины, и в том числе предмет «Народные художественные промыслы», дающий широкий кругозор представлений о традиционном региональном искусстве. Анализ содержания обучения народным художественным промыслам в средних специальных заведениях в восьмидесятые годы двадцатого века, в том числе в Московском художественно-промышленном училище имени М.И. Калинина, Абрамцевском художественно-промышленном училище имени В.М. Васнецова, Гжельском художественно-промышленном техникуме, Уральском училище искусств, Загорском художественно-промышленном техникуме игрушки показал, что в этих учебных заведениях велась подготовка кадров для народных художественных промыслов по различным специальностям: художественная вышивка, художественное кружевоплетение, художественная резьба и роспись по дереву, художественная обработка камня, художественное ткачество, художественное ковроткачество, художественная обработка кости, художественная обработка металла, художественная керамика, художественная роспись по ткани, художественная роспись по металлу, художественное оформление игрушек. Следует отметить, что в средних профессиональных заведениях учебная программа по народным художественным промыслам была ещё более сокращенной (в среднем на 10 процентов), чем в профтехшколах, что вступало в противоречие с требуемой уже более высокой компетенцией выпускника – «художника – мастера». Что касается современного состояния обучения народным художественным промыслам, то с переводом практически всех профессионально-технических школ в средние профессиональные учебные заведения, а также введением впервые в России высшего профессионального образования в исследуемой области, изучение всего комплекса народных художественных промыслов, их специфики и общих черт, стало одним из важных факторов обучения и воспитания будущих художников-мастеров и художников по различным видам традиционного прикладного искусства. В последние годы повысился интерес к научным исследованиям в области образования в традиционном прикладном искусстве. Появился ряд выполненных и защищенных диссертаций, авторы которых (В.Ф. Максимович, М.Р. Белоусов, Е.В. Гайманова, Н.Р. Казанская, Л.П. Калинина, М.С. Питерская, О.В. Федотова), исследовали возможности совершенствования образования в профессиональных учебных заведениях народных художественных промыслов. Начало этому положила работа В.В. Максимович «Пути совершенствования системы подготовки кадров в учебных заведениях народных художественных промыслов». В ней впервые рассмотрена система подготовки мастеров-исполнителей и мастеров-художников для народных художественных промыслов и обоснована методика педагогического воздействия на развитие интереса у учащихся к народным художественным промыслам как будущей профессии. Проведенное исследование впервые раскрывает общее в подготовке кадров, как для народных художественных промыслов, так и для всех других отраслей и специфическое, характерное только для обучения будущих мастеров народных художественных промыслов. Впервые в области народных художественных промыслов сказывается также зависимость содержания и качества
преподавания общехудожественных дисциплин от профессионального мастерства педагога, являющегося конечной целью обучения. В работе В.Ф. Максимович «Теория и практика подготовки учащихся по художественно-промышленным видам труда в условиях непрерывного образования» нашло развитие и обобщение исследование подготовки художника традиционного прикладного искусства в системе непрерывного художественного образования. В результате исследования в историческом, педагогическом и культурологическом аспектах состояния теории и практики всех уровней образования в области художественной промышленности: дошкольного, школьного, дополнительного, высшего профессионально-художественного и художественно-педагогического – доказано, что содержание обучения было всегда адекватно поставленной цели обучению техническим приёмам выполнения художественных изделий на основе народной педагогики, но проходило без опоры на научно-педагогические основы обучения и воспитания. Автором выдвинуты и обоснованы принципиальные идеи модернизации современного образования в традиционном декоративно-прикладном искусстве: создание педагогически обусловленной единой системы непрерывного образования, способствующей освоению всех аспектов народного прикладного искусства как искусства духовного; развитию творческого потенциала, теоретического и художественного мышления обучающихся. Впервые обновляется содержание образования: предлагаются более эффективные методы обучения по специализациям «Художественная вышивка», «Художественная роспись ткани», «Ювелирное искусство». В.Ф.Максимович определила взаимосвязь профессионального образования (начального, среднего, высшего) в области народных художественных промыслов с дошкольным, школьным, дополнительным образованием «через преподавателя ¬ носителя традиционного декоративно-прикладного искусства». Автор справедливо отмечает, что «к существенным пробелам в изучении данной проблемы относится то, что при наличии достаточно большого числа работ, посвященных частным, конкретным аспектам развития художественного образования (музыкального, театрального и т.д.), отсутствуют исследования, позволяющие дать детальную и в то же время обобщенную характеристику существующего и необходимого образования в народном декоративно-прикладном искусстве, его содержания и структуры, факторов развития в контексте происходящих сегодня социокультурных процессов». Таким образом, было положено начало появлению новой научной школы, связанной с образованием в области традиционного декоративно-прикладного искусства, дальнейшей разработкой которой занимались М.Р. Белоусов, Е.В. Гайманова, Н.Р. Казанская, Л.П. Калинина. М.С. Питерская, О.В. Федотова. М.Р. Белоусов, исследуя педагогические основы профессионального образования в области традиционного искусства Палеха, впервые систематизировал и теоретически обобщил опыт профессионального художественного образования в Палехе, вскрыл закономерности и возможности развития промысла, разработал педагогическую модель вариативной, личностно деятельностной профессиональной подготовки художников традиционного палехского искусства, которая включает обучение не только лаковой миниатюрной живописи, считавшейся более семидесяти лет единственным направлением в палехском искусстве, но и иконописи, фресковой и декоративной жанровой живописи, чем пересмотрел позиции о широте палехского уникального искусства, долгое время казавшиеся незыблемыми. Новым для образования в области традиционного декоративно-прикладного искусства явилось раскрытие О.В. Федотовой значения понятия педагогической взаимосвязи мастерства и композиции лаковой миниатюрной живописи, понимаемое как совокупность предметов в учебном процессе, без которого невозможна реализация конечной цели образования в народном искусстве: «Деятельность, которую осуществляет обучающийся на занятиях по мастерству и
композиции, требует творческого мышления в любой области декоративно-прикладного искусства» (О.В. Федотова). Для нас несомненный интерес представляет ориентация автора на развитие интегративности творческого мышления во всех сферах традиционного прикладного искусства. В исследовании Н.Р. Казанской, рассматривающем традиционное прикладное искусство как учебный предмет в образовательных учреждениях народных художественных промыслов даны рекомендации по совершенствованию способов педагогического воздействия на профессиональное обучение студентов, педагогические технологии, которые могут служить основанием для продолжения и развития исследований специалистов в области народного декоративно-прикладного искусства. Таким образом, обзор исторического опыта профессионального образования в народных художественных промыслах позволил выявить как положительные, так и отрицательные стороны профессионального образования, сказывающиеся на формировании профессионального интереса обучающихся. К позитивному опыту художественного образования в традиционно прикладном искусстве мы относим: - направленность на его непрерывность, имеющую корни в традиционном семейном обучении и нашедшие продолжение в системе непрерывного художественного образования; - наличие широкой сети, имеющих традиции, художественных учебных заведений различного уровня, занимающихся подготовкой кадров для традиционного прикладного искусства; - основание научной школы (автор академик РАО В.Ф. Максимович), положившей начало разработке инновационных моделей совершенствования учебного процесса в декоративно-прикладном искусстве. К негативным качествам, сдерживающим интерес обучающихся к традиционному прикладному искусству, мы отнесли: - отсутствие единой системы целеполагания и взаимодействия региональных школ традиционного прикладного искусства, влияющее на престиж профессии и осознание морально-нравственного потенциала народного искусства; - отсутствие единого курса, вводящего студента в разнообразие декоративно-прикладного искусства. Народное прикладное искусство, возникшее в доисторические времена, и сегодня является неотъемлемой частью жизни общества, его культуры. Традиционное декоративно-прикладное искусство – это результат творчества многих поколений мастеров. Оно едино в своей художественной структуре, но необычайно разнообразно по своим национальным особенностям, которые проявляются во всём, начиная с использования материала и заканчивая трактовкой изобразительных форм. Рожденное в среде земледельцев, скотоводов, охотников народное искусство на протяжении всей истории своего развития связано с природой, законами ее обновления, проявлением её жизнетворных сил. Возникшее из древних верований, питавшееся мифологическими образами, оно являлось неотъемлемой частью сознания. Древнейшие изделия декоративно-прикладного искусства служили оберегами и наделялись магическими свойствами. Они призваны были защищать человека, его очаг от злых сил природы. Эти представления прочно укоренились в сознании народа и их реминисценции находятся в произведениях современного искусства. Декоративно-прикладное искусство всегда воплощало в себе мечты о прекрасном, добре и счастье, гармонии окружающего мира. С древнейших времен повседневный труд человека, направленный на обустройство и украшение быта был связан с творчеством, сущность которого исчерпывающе, на наш взгляд, определил Н.А. Бердяев: «Под творчеством я всё время понимаю
не создание культурных продуктов, а потрясение и подъём всего человеческого существа, направленного к иной, к высшей жизни, к новому бытию». Исходя из этого «ясным становится смысл слова «промысел» «про-мыслить», предсказать, предугадать, «со-творить», «про-думать». Не случайно в русском языке выражения «промысел, как ремесло» совпадает с выражением «Промысел Божий», т.е. «про-видение», «предвидение» (И.Э. Кашекова). В самом деле, ремеслом приходилось заниматься людям в предвидении неурожая, затянувшейся зимы, холодного лета и др. погодных и социальных неурядиц. Художественная обработка кожи, камня, кости, рога, дерева, бересты, глины, стекла, металла и др. издревле составляла важную сферу ремесел, удовлетворявших утилитарные потребности населения. Сегодня в России насчитывается более восьмидесяти направлений (видов) народного декоративно-прикладного искусства. Изделия народных художественных промыслов ценятся именно потому, что они сохраняют творческий характер труда художника мастера, результатом которого будет неповторимое произведение искусства. Учитывая яркий, самобытный характер народной культуры, её высокий нравственный потенциал можно говорить о важности возрождения народной культуры и образования в этой области, которые не всегда адекватно оцениваются в связи с утратой связи времён.
Литература: 1.Архивные документы: отчеты «Школы народных искусств» за 1913–1915 гг. 2.Белоусов М.Р. Педагогические основы профессионального образования в области традиционного искусства Палеха: Дис. … канд. пед. наук. М.: ИХО РАО. 2007. 3.Бердяев Н.А. Самопознание. М.: Книга, 1991. 4.Казанская Н.Р. Традиционное прикладное искусство как учебный предмет в образовательных учреждениях народных художественных промыслов: Автореф. дис. …канд. пед. наук. М., 2000. 5.Кашекова И.Э. Стилистическая общность мифопоэтических образов традиционного декоративно-прикладного искусства: Доклад на междунар. конф. «Эволюция кружева» в г. Порвоо, Финляндия, 2009. 6.Максимович В.Ф. Пути совершенствования системы подготовки кадров в учебных заведениях народных художественных промыслов: Дис. … канд. пед. наук. М., 1989. 7.Максимович В.Ф. Теория и практика подготовки учащихся по художественно-промышленным видам труда в условиях непрерывного образования: Дис. … докт. пед. наук. М., 2000. 8.Федотова О.В. Педагогическая взаимосвязь учебных предметов «мастерство» и «композиция» в профессиональном обучении студентов лаковой миниатюрной живописи: Автореф. дис. … канд. пед. наук. М., 2005.